10 декабря 2021 года, 14:12 (UTC+9:00) t в Якутске: -30 (09:00)

Александр Жирков: У творцов должны быть последователи

Стенограмма выступления первого заместителя

Председателя Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия)

А.Н. Жиркова на открытии выставки юкагирского художника Н.Н. Курилова «И снова олени!»

Якутск, 3 октября 2019 г.

 

Коллеги, давайте Зинаиду Ивановну еще раз поблагодарим за яркую, красивую речь, оценку, достойную имени нашего Николая Николаевича. Среди нас находится Аиза Петровна. Она могла бы также ярко и эмоционально преподнести нам творчество, биографию Николая Николаевича. У нас есть такие люди и это хорошо, здорово.

 

Николай Николаевич – представитель наиболее известного старейшего юкагирского рода. Семену Николаевичу Курилову, старшему брату Николая, в будущем году исполнится 85 лет, как и, впрочем, Владимиру Михайловичу Санги. Ему в будущем году также исполнится 85 лет. Если мне не изменяет память, то разница у них всего несколько месяцев. Нашей общественности, нашей творческой интеллигенции, республике в целом нужно будет принять деятельное участие в организации дня рождения Владимира Михайловича Санги. 85 лет, – важная веха в биографии этих выдающихся людей.

 

У Владимира Михайловича Санги, кстати, имеются такие слова, по-моему, он написал их недавно:

 

«И в зыбкой тишине,

На склоне долгих лет

Я – одинок,

Торю последний след».

Это – Санги.

 

А у Гаврила Николаевича, среднего из братьев Куриловых, талантливого юкагирского ученого, писателя, поэта, создателя юкагирского букваря, также имеются очень похожие слова, когда он говорит о том, что одна из его книг на юкагирском языке вышла очень небольшим тиражом. Он там пишет, что хотя книга вышла небольшим тиражом, но даже этот ничтожный тираж читать на родном языке почти-что некому, – такая пронзительная мысль у Гаврила Николаевича.

 

Я был на многих выставках Николая Николаевича. Когда смотрю на его произведения, меня не покидает ощущение, что в его творчестве очень тонко передана зыбкость судьбы Севера, зыбкость судьбы человека Севера во времени. Вот волна, вроде бы такая огромная, могучая, но через миг она опустится, ее не будет, исчезнет. Вот, порыв ветра, передан как нечто одушевленное, существенное, но это лишь на мгновение, через секунду порыв уйдет, иссякнет, от него не останется следов. Даже олени, созданные Николаем Николаевичем, в рисунке не бросают тени, не оставляют никакого следа, после них не остается никаких примет, что здесь недавно стояло огромное стадо. Тундра опустеет и наступит зыбкая тишина, о котором пишет Санги. Даже вот солнце – через мгновение уйдет за горизонт.

 

В его рисунках есть осознание трагически быстро исчезающего. В творчестве Николая Николаевича это очень пронзительно и осязаемо. Вот мы говорим про древность, там есть древность, но это уходящий, а не незыблемый мир. По произведению Семена Курилова в 1984 году Андрей Борисов поставил спектакль «Ханидо и Халерха». Валентина Николаевна Чусовская написала  замечательную рецензию по этому поводу. «Ханидо и Халерха» тоже картина об уходящем времени. Целое северное племя запрягает оленей и уходит. В тундру, бескрайнюю, молчаливую, ночную тундру. Схожий мотив имеется в фильме «Табор уходит в небо». Здесь присутствует директор театра Анатолий Петрович, в спектакле «Ханидо и Халерха» он блестяще сыграл роль шамана Ньынньыхая. И вот когда это племя уходит в тундру, исчезает, там дымка, метель, туман, пурга, такое ощущение, что весь этот кочевой народ со всеми своими оленями уходит, как бы перекочевывает в иной мир, исчезает навсегда.

 

В мире сегодня свыше сотни международных гуманитарных и прочих организаций, которые занимаются возрождением культуры, языка, чуть ли не увеличением численности коренных малочисленных народов Севера. Все они будто стараются во имя и во благо коренных малочисленных народов Севера. У меня в последнее время возникает устойчивое ощущение, что проблема севера постепенно и необратимо превращается в некий бизнес. Появилась определенная категория людей, которая практически ничего не делая конкретного, полезного в этом направлении, живет в этом – от симпозиума к симпозиуму, от конференции к конференции,  от мероприятий к мероприятиям. Они уже в бренде, они уже в когорте, и их оттуда вычленить сложно.

 

А те, кто на самом деле пытается облегчить жизнь на севере, сохранить эти народы, их самобытность, культуру, способ обитания, или же сам в нее погружен, как-то вытесняется, его слова иногда звучат и выглядят не так, не воспринимаются теми, кто придумал какую-то другую картину реальности, в которой, по их мнению и должны проживать коренные малочисленные народы Севера – вне зависимости, хотят они этого или не хотят. Вот это становится большой и реальной проблемой. И людей, которые сами творят, сами внедрены в это дело: исследователей, ученых, художников, людей творческих, может быть, включая и тех, которые работают в каких-то представительных, исполнительных структурах, к примеру, того же нового главу Нижнеколымского улуса, который, оказывается, не какой-то варяг в этом округе, а представитель коренного юкагирского народа, – нужно стараться поддерживать вот таких людей. Надо уметь их находить и вместе с ними пытаться как-то работать для возрождения, потому что время Куриловых тоже преходяще.

 

У творцов должны быть последователи, и последователи должны быть уже на виду, рядом, находиться где-то в этих рядах и быть вместе с ними. Вот этого то мы и должны добиваться. Все должно быть подчинено этим помыслам. Иначе мы будем восторгаться, умиляться, аплодировать, а народ уйдет. Все останется только в этих видениях, воспоминаниях и учениях.

 

Хочу еще раз заострить эту тему. Был один парень-эвенк, студент Якутского государственного университета, историк, родом из села Эбях Среднеколымского района.  Летом вместе работали в студенческом стройотряде. Однажды он подошел ко мне и сказал: «Командир, сегодня у моего народа большое горе». Я спросил: «Что за день сегодня?». Он сказал: «Я сломал топор». «Раз сломал, сделай новую рукоять», – сказал я. На что он ответил: «Я, один из лучших сыновей моего народа, и я сломал топор. Нас мало. Для нашего народа радость одного – радость всего народа, горе одного – горе всего народа». На самом деле так. Такими мерками нужно подходить к вопросам Севера, иначе мы просто останемся сторонними созерцателями.

 

Николай Николаевич своим творчеством, своими выставками и книгами, своими передачами по теле– и радиоканалам всегда возвращает нас к этой теме, дает ощутить ее остроту. И преподносит это не грустно, не трагично, а светло и красиво. Общение с его творчеством всегда наполнено светлым началом, добрым и по отношению к нему, и по отношению к тем, о ком и для кого он создает. Думаю, что свет, который от него идет, – это свет разума древнего народа, который достоин лучшего отношения и лучшего будущего.

 

У Николая Николаевича, действительно, выставки всегда на тему оленя. Пусть оленей будет больше и выставок будет много. С темой оленя можно связать многие темы и дать название большому количеству будущих выставок. Пусть это продолжается во времени и пространстве. Пусть вам сопутствует удача! Пусть продолжится, множится и будет счастливым древний мудрый народ.

Опубликовано: 24 октября, 2019 - 12:23
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице