2 августа 2022 года, 15:50 (UTC+9:00) t в Якутске: 19 (09:00)

«Социальная поддержка арктических территорий должна быть постоянной и прозрачной»

Север Якутии — это особые территории, где жёсткие природно-климатические условия и транспортная изоляция удивительным образом сочетаются с поистине уникальной жизнью коренного населения. Здесь оленеводство, рыболовство и сбор дикоросов не просто источник доходов — это целый мир, включающий в себя культуру, традиции малочисленных народов Севера, их особые взаимоотношения с природой и ещё многое, что часто бывает малопонятно среднестатистическому россиянину. Без территорий, традиционного образа жизни, занятий многие народы Севера могут потерять свою национальную идентичность, раствориться в процессе глобализации среди других народов. Уже в ближайшей перспективе мы рискуем потерять всё это этнокультурное многообразие, если сейчас не начнём предпринимать конкретные шаги по сохранению отечественной Арктики. Именно такой позиции придерживается генеральный директор ОАО «Нижне-Ленское», депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) РС (Я) по пяти арктическим районам Якутии Иван АНДРЕЕВ.
 
Показательный момент
 
— Иван Иванович, при растущих темпах промышленного освоения Арктики каким образом можно сохранить тот традиционный уклад жизни, который позволяет малочисленным народам Севера хозяйствовать и сохранять себя как народность?
— Как руководитель горнодобывающей компании могу сказать, что каждый недропользователь должен вести собственную социальную политику, ориентированную на решение именно тех вопросов населения, на которые порой в муниципальных органах власти не хватает средств.
— На севере Якутии работает довольно большое количество предприятий горнодобывающей отрасли. Насколько активно эти компании проводят такую политику?
— Тут, действительно, интересная история получается. С одной стороны, по закону, согласно лицензионным соглашениям, все предприятия горной отрасли должны оказывать социальную поддержку тем районам, на территории которых они работают. Но в действующих нормативных актах нет конкретики. И получается, что объёмы «социалки» — это всего лишь добрая воля каждого недропользователя. А добрая воля она и есть добрая воля. Кто-то реально вкладывается в строительство тех же медицинских, детских и культурных учреждений, поддерживает коренные малочисленные народы Севера, развивает транспортную инфраструктуру. А кто-то ограничивается заливкой катка к новогодним праздникам, да и то в лучшем случае. Такая вот получается социальная активность в добровольном формате.
— И каких недропользователей в этой связи больше? Тех, кто детсады строит, или тех, кто катки заливает?
— Недавно мы, депутаты Ил Тумэн, на основе имеющихся официальных данных проанализировали ситуацию и выяснили, что на территории республики действует 461 лицензия на пользование участками недр. Работы ведут 155 недропользователей, без учёта тех, кто занимается общераспространёнными полезными ископаемыми и подземными водами. Из них документально оформили свои договоры по социальной поддержке с муниципальными образованиями 14 недропользователей. Вывод напрашивается сам собой.
 
Наше предложение
 
— Насколько я понимаю вы, как депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) РС (Я), предлагаете нормативно конкретизировать социальную поддержку со стороны недропользователей?
— Да, мы с коллегами считаем, что при заключении договоров о социально-экономическом сотрудничестве между горнодобывающими компаниями и районными администрациями необходимо максимально конкретизировать все вопросы, связанные с социальными отчислениями или с оказанием иной социальной поддержки. Понятно, что никто не собирается заставлять участников рынка отдавать, так сказать, львиную долю прибыли.
 
Мы пользуемся природными богатствами, которые, по большому счёту, принадлежат всему нашему народу. И соответственно, мы просто обязаны отдавать часть своей прибыли на нужды своих земляков.
 
— А что такое, в вашем понимании, социальная ответственность бизнеса?
 
— Создание условий для развития территорий и для организации комфортной жизни людей. И вот тут варианты социальной поддержки могут быть разными. Главное, чтобы была конкретика, а не декларации о намерениях.
 
Конкретные цифры
 
— Иван Иванович, а можно привести пример, каким образом ваша компания — ОАО «Нижне-Ленское» конкретизирует свои социальные обязательства?
 
— Ежегодно в начале года мы подписываем договоры о поддержке социально-экономического развития с пятью нашими районами. В рамках запланированных средств вместе с руководством района и населением утверждаем план мероприятий.
 
К примеру, в прошлом году в Оленёкском улусе произведён капремонт школы в одном из самых отдалённых сёл района — Эйик, больницы в с. Жилинда, построены жилые дома для ветеранов, спортзал в с. Жилинда, детская площадка, арочный гараж в с. Оленёк, содержится внутрипоселковый автобус, приобретена пилорама, оплачен проезд спортсменов на Игры Манчары. В Эвено-Бытантайском улусе построен двухквартирный дом, произведён ремонт жилых домов для ветеранов, оказана помощь фельдшерско-акушерскому пункту в с. Джаргалах, Управлению образования улуса, редакции газеты «Бытантай уоттара». Кроме этого, присуждаются гранты лучшим молодёжным проектам, приобретена спецтехника для сельского хозяйства, действует контрактная основа работы учителей.
 
В Жиганском улусе разработана ПСД на строительство каменного двухэтажного детского сада на 140 мест, заложен фундамент и начато строительство этнокультурного центра в с. Жиганск, выполнены вертолёто-часы в оленьи стада, реализуется программа развития рыбного хозяйства.
 
Такая же работа проводилась в Булунском и Анабарском районах, куда тоже приобретается техника для пассажирских перевозок, оказывается помощь в доставке дров, пиломатериала для строительства жилых домов.
 
Перечислять все работы по пяти районам можно долго. И тут нужно понимать, что делается всё это для того, чтобы хоть как-то облегчить жизнь северян, чтобы детишки там росли здоровые и получали равные условия для жизни и развития, молодёжь стремилась там жить и работать. В этом году суммы по договорам поддержки социально-экономического развития наших районов увеличены в два раза. При определении работ по ним мы вычленяем те проблемы, решив которые, можно в комплексе решить ещё и другие сопутствующие вопросы населения.
 
Нужны дороги
 
— А это правда, что алмазодобывающая компания традиционно помогает сельчанам решать ещё и проблемы, связанные с транспортной изоляцией?
 
— Конечно, мы рассматриваем это в качестве одной из своих основных социальных задач. Ведь многие населённые пункты на Севере в транспортном отношении отрезаны даже от своих же райцентров. Здесь даже автозимники имеют большее значение, чем на западе страны скоростные магистрали. Такова наша региональная специфика.
 
К примеру, в Жиганском районе в с. Бахынай, ежегодно возникала проблема с дорогами в зимнее время. Снег выпал, пурга замела — и всё, село отрезано от внешнего мира. С этого года там дорогу стала содержать наша компания «Алмазы Анабара». Теперь люди могут и за водой до реки нормально добраться, и по посёлку ездить, и в райцентр поехать.
 
Вот такие условия, и поэтому алмазодобывающие компании, в частности ОАО «Алмазы Анабара», вкладываются в содержание зимников, приобретают спецтехнику. Что вполне понятно, у районов зачастую нет даже нормальной дорожной техники, которая могла бы решать эти задачи.
 
Второй момент — с учётом наших местных условий, добраться до некоторых сёл зачастую можно даже не на машинах, а лишь на снегоходах. И внутри посёлков приходится ездить только на них. Но снегоход — дорогое удовольствие, бюджету наслега оно явно не по карману. И мы также стараемся участвовать в решении проблемы. В частности, подарили снегоход отдалённому северному селу Бахынай для организации подвоза воды и дров в детские учреждения, престарелым жителям и нуждающимся. Селу Таймылыр Булунского района помогли с транспортом для перевозки пассажиров и приобрели автомашину «Урал». Но это лишь точечные шаги. Ситуацию с дорогами на Севере нужно выравнивать кардинально.
 
— Что вы имеете в виду?
 
— Северные территории остро нуждаются в создании нормальной дорожной сети. И это должно стать одним из приоритетных государственных задач. Ведь это ненормально, когда в XXI веке целые населённые пункты оказываются отрезанными от цивилизации. До многих из них можно добраться лишь на вертолёте зимой или на лодке летом. Других путей нет. Но ведь там живут такие же граждане России, как москвичи или петербуржцы. И права у них точно такие же, в том числе и право на свободу передвижения. Я уж не говорю о том, что транспортная изоляция — это, в принципе, чрезвычайно опасный фактор. Так что это действительно крайне серьёзный государственный вопрос.
 
Наш гражданский долг
 
— С какими проблемами к вам чаще всего обращаются люди?
 
— С самыми разными. Вот вам ещё один пример. Не так давно в селе Сиктях Булунского улуса был построен фельдшерско-акушерский пункт (ФАП). И для его отопления наслегу понадобились дрова. Разумеется, мы не остались в стороне и выполнили просьбу наших земляков. Таким образом, проблема с вводом ФАПа была решена.
 
Другой пример — в Оленёкском районе проводился праздник оленеводов. Для этой территории мероприятие более чем значимое, ведь здесь живёт и работает большое число коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Мы стали думать, что подарить людям? Именно в этом случае хотелось, чтобы подарок был не просто приятным, а максимально полезным. Остановились на варианте со снегоходом «Буран», ведь купить его для обычного человека просто невозможно.
 
Ещё момент — в феврале в селе Саскылах Анабарского улуса случилась беда. Сгорел многоквартирный дом и несколько семей остались без крыши над головой. Пока решается их сугубо жилищная проблема (а в этом наша компания также принимает участие), мы решили хоть как-то поддержать самых слабых — детей. Всем коллективом собрали вещи, игрушки, старшим подарили по планшету. Также сейчас направлены стройматериалы для погорельцев в Жиганский район. Ещё для двух уважаемых женщин-оленеводов в Оленёкском районе с нашей помощью строятся два жилых дома. К осени ждём новоселья. У бабушек зимой сгорел дом на двух хозяев. Средств у пенсионеров нет, тем более в сельской местности. Кто, кроме нас, им поможет? И таких случаев в нашей практике довольно много. Мы оказываем спонсорскую помощь на регулярной основе.
 
— Да, о благотворительности компаний ОАО «Алмазы Анабара» и ОАО «Нижне-Ленское» в республике, действительно, говорят часто. И в первую очередь вам благодарны те люди, которым вы помогли. Это — общеизвестный факт.
 
— Мы с коллегами из ОАО «Алмазы Анабара» во главе с депутатом Государственного собрания (Ил Тумэн) Матвеем Николаевичем ЕВСЕЕВЫМ считаем это не благотворительностью, а своим гражданским долгом. Нам небезразличны проблемы жителей республики. Вот, собственно, и всё.
 
Кадровая стратегия
 
— А ведь кроме этого вы уделяете большое внимание трудоустройству местных жителей в промышленные предприятия. Это так?
 
— Речь идёт об общей кадровой стратегии ОАО «Алмазы Анабара» и ОАО «Нижне-Ленское» по привлечению местной молодёжи и безработных в промышленность с возможностью получения специальностей или переобучения через Центры занятости населения улусов. Как результат, из наших северных улусов трудоустроено около 900 человек.
 
Таким образом, мы решаем целый комплекс социально-экономических задач. Это сокращение безработицы в селе, повышение доходности населения, подготовка кадров. Ведь чем больше в республике будет высококвалифицированных специалистов, тем больше станет возможностей для повышения экономического потенциала территории. Для нас это очевидный факт. Не случайно в том же Булунском районе, на базе ПТУ-33, при нашем участии было организовано дистанционное обучение молодёжи рабочим специальностям с последующим трудоустройством. Впрочем, мы внедряем и другие аналогичные программы. И касаются они не только алмазодобывающей промышленности.
 
— А какой ещё?
 
— Реализация проектов в сельскохозяйственной или пищевой сферах также предусматривает привлечение специалистов из числа местных жителей. Так что всё происходит комплексно.
 
Сознание меняется
 
— Иван Иванович, давайте поговорим о вашей депутатской деятельности. Общеизвестно, что вы всемерно отстаиваете интересы жителей арктических улусов. К примеру, касаемо особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Приносит ли такая работа свои плоды?
 
— Да, приносит. У нас уже были случаи, когда после наших многочисленных обращений и публикаций в СМИ, касающихся как раз границ ООПТ и качества проведения общественных слушаний, некоторые недропользователи начинали пересматривать свою работу. Не знаю, какую роль тут сыграло их собственное сознание, но очевидно одно — такие управленцы понимают, что мы не допустим ущемления прав жителей арктических улусов. И применим все законные ресурсы для того, чтобы защитить своих земляков и свою природу.
 
— А в чём выражается изменение сознания таких недропользователей?
 
— Да хотя бы в том, что они начинают тщательно готовить всю необходимую документацию. В том числе экологическую. И выражают готовность проходить через любые экспертизы, включая этнологическую, что крайне актуально для тех мест, где живут и работают представители КМНС. Равновесие в природе, организме человека можно легко нарушить, а вот восстановить будет сложно. Поэтому при недропользовании изначально к вопросам охраны здоровья людей и экологии нужно подходить очень аккуратно.
 
О  зарплатах
 
— Ещё один вопрос, благодаря вам и некоторым вашим коллегам-депутатам зарплату оленеводов удалось довести до 20 тысяч рублей. А сколько оленеводы получали раньше?
 
— Ещё недавно их зарплата составляла в лучшем случае 10 тысяч. Представляете? Люди живут и трудятся в тяжелейших условиях Севера, где всё стоит исключительно дорого, и получают такие копейки. На мой взгляд, и 20 тысяч рублей — это мало, но нам удалось хотя бы так изменить ситуацию. И, конечно же, мы будем постоянно работать над увеличением доходов КМНС.
 
Это не привилегии для жителей Арктики, а элементарная справедливость. И забота о будущем, ведь при сегодняшней ситуации КМНС поставлены на грань выживания. И мы рискуем потерять целый этнокультурный пласт, что будет трагедией для всего человечества. Благо наша логика была воспринята депутатами правильно. Нас, как говорится, услышали. Впрочем, всё это — моменты важные, но не главные. Одна из наших основных задач заключается в создании условий, при которых жители арктических улусов, в первую очередь КМНС, смогут жить и работать в современных условиях. То есть не в XIX, а в XXI веке. Это касается и быта, и работы, и доходов.
 
 
Беседовал Александр МАТВЕЕВ
Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 07 (106), июль 2015
 

Опубликовано: 25 июля, 2015 - 09:21
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице