18 августа 2022 года, 01:41 (UTC+9:00) t в Якутске: 8 (03:00)

Оленеводство – образ жизни, но агрочиновников больше беспокоит производство

Уменьшение государственной программы развития сельского хозяйства в части поддержки традиционных отраслей Севера на 2014 год составляет 31,8 миллиона рублей от запланированного, а от бюджета 2013 года — на 106,7 миллиона рублей. Всего на аграрный сектор планировали выделить в будущем году 483,6 миллиона рублей, однако в проекте бюджета эта цифра составила 451,7 миллиона. 

С таким сокращением категорически не согласна председатель Комитета по проблемам Арктики и коренных народов Севера якутского парламента Елена Голомарева.
 
— Недавно по приглашению депутата Ил Тумэна, директора кооператива «Таба-Яна» Александра Слепцова я побывала на ежегодной конференции оленеводов Нижнеколымского района в общине «Турваургин». На большой сугулан прибыли более 70 оленеводов. В гости к ним приехали представители Минсельхоза, депутатского корпуса республики, руководители улуса и предприятий района. То, что я там увидела и услышала, еще раз убедило меня в том, что традиционная отрасль нуждается в серьезной поддержке государства.
 
— Так в чем же главная проблема домашнего оленеводства на Нижней Колыме, да и в целом по Якутии?
 
— У нас на пальцах одной руки можно пересчитать улусы, где оленеводство развивается более-менее успешно. Это Усть-Янский, Нижнеколымский, Анабарский, Томпонский районы. Но ведь у нас 22 улуса занимаются домашним оленеводством, где показатели оставляют желать лучшего. Как и прежде, у них слабая материально-техническая база, молодежь не идет в отрасль, многие пастухи не имеют жилья в поселках, в бригадах немало холостых людей. Но все же главным вопросом оленеводы считают низкую заработную плату. Да, сейчас отдельные общины, добившиеся увеличения поголовья животных и улучшающие производственные показатели, зарабатывают на человека до 17 тысяч рублей в месяц. Но таких единицы. Большинство тружеников Севера получают, как и раньше, семь-восемь тысяч рублей, которые Минсельхозпрод перечисляет им как субсидию. Все, с кем я разговаривала, уверены, что зарплата должна вырасти минимум в два раза.
 
— Если я правильно понял, оленеводы должны получать достойную зарплату не только за производственные показатели, но и за то, что работают и живут в экстремальных условиях, не давая кануть в Лету исконному занятию предков?
 
— Совершенно верно. Зарплата должна составить не менее десяти тысячи рублей, плюс деньги за увеличение численности северных красавцев. Порой минсельхозовские чиновники упрекают нас, депутатов, в том, что мы увлекаемся популизмом, играя на чувствах северян. Но это не так. Столичных агроначальников в первую очередь интересует только производство, а ведь на самом деле оленеводство — это образ жизни, культура и философия коренных этносов. Мы обязаны быть благодарны им за сохранение традиционной отрасли, а не гоняться только за количеством живности, хотя, конечно, это тоже важно.
 
— Депутаты в первом чтении приняли проект бюджета республики на 2014 год, в котором значительно урезаны финансовые средства, предназначенные для улучшения жизнедеятельности людей, занятых в традиционных отраслях (оленеводство, охотпромысел и производство товаров народного промысла), включая строительство и покупку передвижных домиков для оленеводов…
 
— Действительно, сумма заложенных средств на эти цели в 2014 году снижена по сравнению с нынешним на 106,7 миллиона рублей. Впереди предстоят обсуждение и корректировка бюджета во втором чтении. Мы вместе с аграрным комитетом Ил Тумэна будем настаивать на соблюдении параметров, предусмотренных госпрограммой развития села на 2012–2014 годы по разделу развития традиционных отраслей Севера в сумме 483,6 миллиона рублей.
 
Что касается денег, направляемых на кочевое жилье, то думаю, что, например, на Нижней Колыме, где оленеводы на возведение одной яранги расходуют до 200 оленьих шкур, они шли на покрытие этих расходов. Хорошо, что там хоть сохранили швейный цех, правда, он тоже нуждается в поддержке. Нынче много животных затравлено волками, потому общинники не в состоянии увеличить свои стада, как того требуют производственные показатели. Получается, что им не за что платить заработанное, ведь Минсельхозпрод настаивает на сохранении взрослого поголовья оленей. А за убылью 10 тысячи оленей стоит судьба 130 работников отрасли, которым тоже надо прокормить свои семьи.
Кстати, в Нижнеколымском улусе нет плана развития оленеводства, а они должны быть в каждом оленеводческом районе. Более того, нужен новый государственный документ по домашнему оленеводству в республике.
 
Оленеводы зачастую не знают, куда идут деньги, предназначенные им, сколько заплачено за горюче-смазочные материалы, за спецодежду и т. д. Руководители обязаны докладывать им об этом. Вот что пишут участники сугулана в адрес народных депутатов Якутии: «К нам приезжают чиновники, слушают нас, обещают всяческую помощь, но все остается по-прежнему. Нужно ваше личное вмешательство по увеличению заработной платы».
 
Валентин Христофоров, республиканская общественно-политическая газета "Якутия", №210 от 12 ноября 2013 года
 
 
Опубликовано: 18 ноября, 2013 - 11:37
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице