18 августа 2022 года, 01:28 (UTC+9:00) t в Якутске: 8 (03:00)

Альбина Поисеева: Как спастись от демографического коллапса? Работать!

…Даже в очень развитых странах всегда были, есть и будут люди, которым без поддержки государства не обойтись. Что касается России, то тут и сегодня доходы многих по-прежнему оставляют желать лучшего, однако патовой ситуацию с социальным обеспечением, как это было лет 20 назад, когда люди в буквальном смысле оказывались на грани выживания, уже не назовешь.
 
В этом плане постоянный комитет Госсобрания (Ил Тумэн) по здравоохранению, социальной защите, труду и занятости – словно некий барометр общественного самочувствия. Обращения граждан, которые идут к депутатам с теми или иными вопросами, позволяют достаточно четко определить, что сегодня более всего волнует якутян. А значит, наметить ориентиры в законотворческой работе.
 
Именно об этом мы говорим с председателем комитета Альбиной Поисеевой, которая возглавила его в конце 2011 года.
 
Приоритеты подсказывает жизнь
 
– Альбина Иннокентьевна, вы депутат с немалым стажем. По вашим наблюдениям, меняется ли со временем социальная проблематика?
 
– Да, вопросами социальной защиты я занимаюсь уже 20 лет. И начинали мы, к примеру, с того, что собирали и раздавали продуктовые наборы, добывали талоны на горячее питание, организовывали гуманитарную помощь для многодетных семей и детских домов. Потому что время в стране было такое – 90-ые годы... А сегодня даже в малообеспеченных семьях хоть один компьютер, да есть.
 
И если сегодня ко мне на прием приходят, к примеру, инвалиды, то глухонемые просят уже не просто мобильные телефоны, а адаптированные под их потребности. А люди с проблемами зрения просят обеспечить их не обычными компьютерами, а с голосовой подсказкой.
 
Если 20 лет назад к нам потоком шли люди по поводу получения бесплатного жилья, то сегодня в разговоре с депутатом они оперируют такими терминами, как «кредит», «ипотека» и т.д. Потому что знают: бесплатного жилья уже нет.
 
Но хотелось бы, чтобы на прием люди приходили не столько просить о чем-то, сколько обозначить проблему общественного звучания, требующую решения. Или подсказать тему, которой стоит заняться в рамках депутатской деятельности, как исполняются законы на местах.
 
– Вы возглавили комитет в декабре 2011 года. Какие приоритеты выделили для себя в этой сфере?
 
– Замечу, что я и до этого работала в этом комитете. Депутатские обязанности исполняю уже третий созыв. В свое время была председателем постоянной комиссии по здравоохранению, охране материнства и детства, молодежи и спорта – тогда комитет назывался так. Работала заместителем председателя Госсобрания (Ил Тумэн). Комитет, который возглавила, и до того функционировал довольно активно, так что нужно лишь поддерживать те же темп и объемы. Моим заместителем работает С.М. Березин, которому тоже приходилось его возглавлять.
 
Что касается приоритетов, то это, безусловно, вопросы, которые более всего волнуют общество. Например, здравоохранение – эта сфера сейчас переживает модернизацию. Не случайно туда направлены большие денежные вливания, благодаря которым головные и периферийные ЛПУ Якутии могут закупать современное диагностическое и лечебное оборудование.
 
В этой связи нас, депутатов, интересует, насколько наш Минздрав работает оперативно и качественно. Где мы отстаем, где опережаем, в чем проблема, и стараемся помочь исполнительной власти их решить.
 
Сейчас готовится и новая редакция республиканского закона об охране здоровья населения. Напомню, что первая редакция, достаточно фундаментальная, была принята еще в 90-ых годах, однако за прошедшее время многое изменилось. К тому же в 2011-м был принят новый федеральный аналогичный закон. Нам предстоит не просто привести республиканский в соответствие с ним, но и усилить по ряду позиций. В первую очередь, речь о малокомплектных больничках северных районов, отказываться от которых нельзя. В Якутии, с ее расстояниями, невозможно жить по среднероссийским нормативам. Эти нюансы мы и должны предусмотреть в новой редакции закона РС(Я), выдержав их в рамках федерального законодательства.
 
– Многолетняя болевая точка – лекарства для льготников…
 
– К сожалению, да. Этой теме были посвящены парламентские слушания, которые мы проводили в марте. Нынешний год осложнен тем, что муниципальные ЛПУ снова переведены в республиканское подчинение в соответствии с федеральным законодательством. Больницы, да и министерство, оказались не совсем готовы к тому, чтобы самим готовить документы для электронных торгов по лекарствам и оборудованию.
 
Ситуацию осложняет еще и то, что по-прежнему далеко не все из того, что просят пациенты, включено в список бесплатных лекарств. И хотя в республиканском Минздраве его корректируют оперативно, про федеральное министерство этого не скажешь. Многие ветераны недовольны. В итоге по федеральному списку ситуация хуже, и многие льготники стараются перейти на региональный уровень, дополнительно нагружая республиканский бюджет.
 
Правительство старается выправить ситуацию. Этот вопрос на постоянном контроле и у нас.
 
Хочешь работать? Работай!
 
– Огромный пласт работы – совершенствование законодательства по труду и занятости. Буквально на следующей сессии мы ожидаем принятия разработанного нами Закона РС(Я) «О квотировании рабочих мест для лиц, испытывающих трудности в поиске работы». Первоначально аналогичный федеральный закон защищал лишь права инвалидов. Мы добавили к ним несовершеннолетних и тех, кто освободился из мест заключения. Согласно законопроекту, крупные предприятия, где работают от 100 человек и более, должны выделять 2% рабочих мест от своей численности для трудоустройства инвалидов и 1% – несовершеннолетним и бывшим заключенным.
 
Поскольку во многих районах крупных предприятий мало, то планка численности работающих там снижена до 50 человек. В деревнях это позволит задействовать кооперативы, сельхозфермы и т.д.
 
Важно уберечь народ от демографического коллапса. Ведь человеку надо работать, чтобы не деградировать, зарабатывать на жизнь.
 
– А почему сниженная планка не применима для городов?
 
– Это сделано, чтобы побудить бывших заключенных возвращаться в свои районы. Иначе они оседают в Якутске и повышают криминогенность. Очень высок процент рецидива. Сегодня 40% заключенных – повторно осужденные.
 
– Какую отдачу вы прогнозируете от этого закона?
 
– Это позволит добиться большей занятости несовершеннолетних, чтобы они не болтались без дела на улице, и обеспечить работой больше инвалидов в соответствии с рекомендациями врачей. А бывшим заключенным это обеспечит, прежде всего, социальную реабилитацию, которая должна послужить профилактикой рецидива преступности. Поэтому нравственную составляющую законопроекта трудно переоценить. Ведь работа – основа жизни для каждого человека.
 
– Продуманы ли меры стимулирования работодателей? Ведь рабочие места им придется выделять сотрудникам зачастую не очень высокой квалификации…
 
– Конечно, предприятия не очень охотно берут таких на работу. Тем более, что для них часто приходится организовывать специальные рабочие места. Для того, чтобы работодатели были заинтересованы помогать таким людям, правительство пошло на стимулирование, компенсируя им часть расходов. В 2012 году на эти цели предусмотрено 36 млн. рублей.
 
С другой стороны, и сами трудоустраиваемые должны быть готовы работать качественно. А значит, их нужно обучать специальности. Такую задачу мы тоже ставим перед министерствами.
 
– Альбина Иннокентьевна, Якутск для инвалидов не очень обустроен: мало пандусов в общественных зданиях, удобных дорожек для проезда инвалидных колясок… Есть ли гарантия, что, даже получив работу, инвалид сможет использовать этот шанс?
 
– К сожалению, такая ситуация не только в Якутске. Строить жилые дома и офисы, не приспособленные для людей с ограниченными возможностями, – это сложившаяся практика.
 
В последнее время мы стараемся ситуацию переломить. Принята государственная программа «Безбарьерная среда» на 2012-2016 годы, в которой предусмотрены шагающие эскалаторы, подвижные пандусы и т.д. А главное, выделены деньги. Но пока, надо признать, оперативного улучшения нет. Что далеко ходить! До сих пор пандусов нет ни в здании Прокуратуры РС(Я), ни в Доме правительства №1, ни в здании Ил Тумэна.
 
Но раз финансирование идет, то исполнительная власть должна реализовывать эту программу более оперативно. На чем и настаивает наш комитет.
 
Пансионаты вместо богаделен
 
- Не так давно в Якутске на улице Пушкина появился первый социальный дом. Инвалиды и пожилые получают в нем квартиры бесплатно, но приватизировать права не имеют. Будут ли строиться такие дома в районах?
 
– Я считаю, что за ними будущее. Это, кстати, подтверждает и зарубежный опыт. В старости, когда люди не работают, им катастрофически не хватает общения. А в социальных домах подбираются жильцы одного поколения. Там созданы централизованное медицинское обслуживание, культурный досуг и т.д.
 
Однако если на улице Пушкина построен дом-высотка, то в идеале можно было бы продумать вариант загородных усадеб в Хатассах, Тулагино, Табаге, где старики могли бы и воздухом подышать, и в огороде повозиться. Это социальный дом другого уровня – на платной основе. Нужно лишь обеспечить это законодательной базой. Тогда появятся инвесторы. Для желающих туда попасть должны быть прописаны четкие условия сдачи, обмена или иной возможности распорядиться своим жильем. Часть закона уже принята, теперь предстоит идти дальше.
 
– По идее, наверное, подобные социальные дома или пансионаты должны в корне переломить представление о домах-интернатах для пожилых, как о богадельнях, куда своих стариков сдавать всегда считалось позором….
 
– Если там будут созданы комфортные условия, то переселяться в них станет нормальным явлением. Я помню, еще в 90-х годах возникла идея достроить здание ныне действующего санатория «Абырал» и заселить туда стариков. Ради этого люди даже готовы были сдавать свои квартиры. Но дальше идеи не пошло. Однако спрос на такие дома-пансионаты был уже тогда.
 
Сейчас мы в России стараемся повысить продолжительность жизни. Между тем во многих домах даже лифтов нет – старики годами заточены в четырех стенах. Если появится возможность переехать в лучшие условия, то, я думаю, у детей и родственников найдутся деньги на содержание в них своих стариков.
 
Вообще, надо шире развивать систему платных услуг в социальной сфере. Ведь даже в благополучных семьях возникают разные ситуации. К примеру, детям нужно выехать в командировку или на отдых, а стариков не оставишь. В больницу их не возьмут. Сиделку найдешь не всегда. Именно в таких случаях выручают пансионаты, куда на платной основе престарелых родственников можно было бы определить и на время. Многие взрослые дети готовы потратиться на хороший уход за своими родителями. Нужно дать им возможность получать такие услуги.
 
«Многодетная мать с непутевым мужем…»
 
– На ваш взгляд, какие категории населения требуют сегодня особого внимания? Кому сегодня реально тяжело?
 
– По части социальной защиты в Якутии делается немало. Оказывается социальная поддержка многодетным и молодым семьям, пенсионерам и т.д. Но есть у нас категория людей, которые реально еле-еле сводят концы с концами.
 
На мой взгляд, это семьи, где родители заняты на низкооплачиваемой работе. Почему-то первым делом мне на память приходят женщины, которые крутятся на 2-3 работах – уборщицами, санитарками, нянечками и т.д. И у которых на руках двое-трое детей мал мала меньше да непутевый муж… Таких семей у нас немало.
 
– Как им помочь?
 
– Прежде всего – провести хороший анализ и изучить адресность такой помощи. Я сама долго проработала заместителем главы Якутска по социальным вопросам и знаю, что, когда мы определяем критерии достатка, нередко получается так, что эти критерии идут вразрез с жизнью. Поэтому нужны дифференцированная помощь и полная база данных на все категории получателей социальной помощи. И вот тут должны помочь электронные услуги, когда будет налажен электронный документооборот и отменена для получателей необходимость собирать кучу справок. В каждом населенном пункте должна быть хорошая база данных на ветеранов, инвалидов, семьи и т.д.
 
– С какими проблемами чаще всего приходят к вам люди на личный прием?
 
– С чем только не приходят! Просят найти лекарства по сходной цене, помочь устроиться на обследование или лечение, если существует очередь. И уже ясно: в Якутске надо создавать какие-то пансионаты для приехавших из улусов, потому что обследование может длиться месяцами, а жить им негде.
 
Просят посодействовать в трудоустройстве, что я считаю неправильно. Ил Тумэн – это все же не биржа труда.
 
А недавно пришли люди ходатайствовать о награждении своей дочери какой-то наградой!.. Удивляет, что некоторые воспринимают тебя, депутата, как толкача. Но ведь если я устраиваю кого-то в больницу и т.д., значит, отодвигаю очередь другого человека. Вот почему мы, законодательная и исполнительная власть, должны работать настолько прозрачно, чтобы ни ситуаций подобных не возникало, ни даже мысли у людей обратиться по такому поводу.
 
Хотя, конечно, бывают моменты, когда вмешательство действительно нужно. Это когда своими правами, льготами, прописанными в законах, посетитель не может воспользоваться из-за каких-то препон в министерствах, исполнительных органах улусов и городов.
 
– Альбина Иннокентьевна, насколько быстро рассматриваются и принимаются законы социальной направленности?
 
– Как правило, оперативно. И депутаты быстро разбираются, и в правительстве больших проволочек при согласовании не возникает. Кстати, на местном уровне тоже принимают свои аналогичные законы. Поэтому хотелось бы, чтобы исполнение их контролировалось более четко.
 
С другой стороны, нередко исполнители со ссылкой на слишком жесткие требования федерального Закона №94 о госзакупках затягивают сроки исполнения. Это касается и закупки лекарств для льготников, реализации программы «Безбарьерная среда» и др. Половина года заканчивается, а видимых результатов нет. А ведь средства выделены с 1 января.
 
На мой взгляд, Россия сегодня становится государством ярко выраженной социальной направленности. И Якутия в этом впереди. Например, о материнском сертификате в России впервые услышали в 2007 году. А у нас похожие меры вводились еще в 90-х годах, когда на четвертого ребенка в семье мы давали по 10 тысяч рублей – большие деньги по тем временам. Еще пример – кредиты молодым семьям на строительство жилья, размер которых уменьшался с рождением детей. Мы, малочисленный народ, уже в 90-х годах заботились о демографии, ведь нас – меньше 500 тысяч.
 
Сегодня меры социальной политики в России стали приниматься более оперативно. Об одном не стоит забывать. Социальное государство – это все-таки разумное сочетание двух факторов: социальной поддержки, а также умения, труда и финансовых затрат самого человека, от чего в конечном итоге и зависит его собственная судьба…
 
Елена Воробьева, газета «Ил Тумэн»

Опубликовано: 4 июня, 2012 - 12:23
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице