22 мая 2022 года, 19:47 (UTC+9:00) t в Якутске: 8 (21:00)

Виталий Басыгысов: Государства должно быть много

Послание Федеральному Собранию президента страны Путина вызвало широкое обсуждение общественности. Затронуты области, о которых раньше умалчивалось. Своим мнением делится Председатель Ил Тумэна Виталий Басыгысов.  
 
– Президент страны главной задачей определил то, что в быстро меняющемся мире, с его угрозами и вызовами Россия должна быть суверенной и влиятельной страной, сохранить национальную и духовную идентичность, не растерять себя как нацию. В связи с этим Путин особо подчеркивает значение духовности, чувство патриотизма, это предполагает, что государство будет обращать самое серьезное внимание на культуру, СМИ?
 
В ОБЩЕСТВЕ НЕОБХОДИМЫ ОГРАНИЧИТЕЛИ
 
– Слишком долго государство сторонилось этой сферы. Наконец-то, впервые за последние двадцать лет они выходят на первый план.
 
Некоторые деятели культуры утверждают, что государство вообще не должно вмешиваться в эту сферу, но одновременно требуют, чтобы оно их материально поддерживало. Я считаю, что в любом обществе необходимы ограничители, хотя бы для того, чтобы человек мог сосуществовать с другими. Все-таки ради интересов общества надо отказаться части личных желаний. Культура один высших видов деятельности человека, имеет огромное влияние на человека, формирования его вкусов, мировоззрения.  Если уровень образования и культуры недостаточны, то со стороны государства ограничители должны быть более жесткими. И, наоборот, если в обществе сформировались высокие духовные запросы, то они сами выступают в роли ограничителя. Нельзя забывать, что духовные запросы формируют СМИ, люди культуры и искусства. Как видим сегодня, они этим особо не озабочены. Понятно, всегда же легче зарабатывать удовлетворяя низменные потребности, чем целенаправленно, системно работать над формированием высоких устремлений, прививать духовно-нравственные притязания.
 
В 90-ые годы «перепрыгнув через седло» с социализма в капитализм все кинулись обогащаться, забыв о нравственных ценностях и чуть шею себе не сломали. Свою отрицательную роль сыграли и представители культуры, и СМИ. Что бы ни говорили, на разрушение духовных ценностей, утверждения низкой морали, искаженных взглядов на жизнь влияют современные фильмы, литература, телевидение, интернет, компьютерные игры, шоу-бизнес, придающие ореол романтики насилию, бандитизму, оправдывающие преступность, внушающие сексуальные извращения, распущенность как норму. Запредельно вознесли гламурную жизнь. Наша молодежь куда лучше знает жизнь голливудских звезд, топ-моделей. Для многих молодых людей предел мечтаний вести подобный образ жизни, разбогатеть быстро и сразу. Вызывает тревогу масштабы распространения наркотиков, пьянства. Поэтому вопросы духовного воспитания актуальны как никогда.
 
ДАЖЕ СЕМЕЙНЫЕ СЧИТАЮТ, ЧТО ДЕТИ ПОМЕХА
 
– Чтобы развивалась экономика нас должно быть больше, но демографы считают, что только социальная поддержка семьи не может стимулировать рождаемость, поэтому усилилось внимание к миграционной политике?
 
 – При невысоком уровне материальной обеспеченности социальная поддержка необходима. И все же, на мой взгляд, причина снижения рождаемости не только в бедности и в отсутствии жилья. По оценкам социологов, в СССР демографический взрыв наблюдался в 30-ые и послевоенные 60-ые и 70-ые годы, когда в обществе в целом сложился оптимистичный настрой на будущее, сформированный советской идеологией. К тому же еще не были утрачены патриархальные семейные ценности. Традиционно считалось, что семья является семьей, когда имеет троих и более детей, верили, что каждый ребенок божий дар. Другая причина падения рождаемости, я считаю, связана с тем, что современные женщины экономически, материально перестали зависеть от мужчин, не уступают ни в образовании, ни в карьере, могут позволить для себя одного ребенка, для этого не обязательно создавать семью. Даже семейные пары считают, что для материального благосостояния, более свободной жизни двое-трое детей – помеха. По статистике более половины разводов приходится на молодые семьи, о каких детях тут говорить. Поэтому коренные проблемы заключаются в изменившихся ценностных ориентирах, в семейных устоях. Задача государства заключается, пока еще не поздно, в спасении былых устоев, которые еще сохранились в российской глубинке.
 
Если говорить об иммигрантах, то посмотрите на Сингапур, который за 30 с лишним из страны третьего мира оказался в первой тройке самых развитых стран мира. Когда они начинали свои преобразования, население было почти как у нас в республике, чуть больше миллиона. Сегодня мы больше озабочены железной дорогой, а они думали о том, как превратить иммигрантов в настоящих сингапурцев, чтобы их дети считали себя истинными сингапурцами.
 
В решении демографических задач требуется четко выверенная государственная политика, включающая сферу духовности, образования, здравоохранения, культуры, миграционной политики, безопасности. Путиным подчеркнуто, что многое в вопросах демографии зависит от субъектов федерации. Хотя, я считаю, мы пока в этой сфере выглядим весьма неплохо: естественный прирост населения растет, социальная поддержка поставлена на уровне. Единственное нас беспокоит – миграция. Сегодня полномочия по миграционной политике относятся к федеральному центру. Но с нашей стороны мы делаем все для сохранения стабильности.
 
МЫ ПОШЛИ ПО НЕВЕРНОМУ ПУТИ
 
– Поставлена задача постепенного ухода от сырьевой экономики к интеллектуальному, технологическому укладу, кто будет их решать?
 
– Так называемая экономическая, политическая реформа на самом деле была не созиданием, а настоящим разрушением без каких-либо положительных результатов. В сущности, после любых реформ, даже экономических катаклизмов происходит слом старого, за которым следует рывок в развитии, как, например, в Японии, Германии, Южной Корее. А мы пошли по неверному пути, превозносив, совершенно неправильную псевдолиберальную теорию о том, что государство полностью должно отойти от экономики.
 
Для этого избрали позицию полного отрицания всего советского. В результате страна скатилась в хаос. В процессе приватизации природные богатства, мощная производственная база,  промышленность страны оказались в собственности небольшой группы лиц. Сегодня у этих людей имеются конкретные страхи, что когда-нибудь они могут лишиться всего. Поэтому их задача еще больше заработать на неправедно нажитом и увести капитал в другие страны и не занимаются развитием нашей территории, где произвели кражу, а занимаются развитием той территории, где они спрятали краденое, где они собираются жить в будущем.
 
Такую картину можно наглядно увидеть в политике частных сырьевых компаний. При  Советском Союзе действовала эффективная система воспроизводства минерально-сырьевой базы. Основные средства на геологоразведку выделялись из государственного бюджета. Действовала жесткая установка: сколько добыл, на столько же должна нараститься МСБ, даже с некоторым опережением. На извлеченную тонну нефти прирастало 1,5 тонны разведанной. До сих пор государство живет за счет тех запасов, которые были разведаны еще во времена СССР.
 
А что сегодня происходит? С отменой в 2001 году целевого налога на восстановление МСБ и заменили его налогом на добычу полезных ископаемых, государственная политика в этом вопросе свелась к нулю, что привело к обвалу отечественной геологоразведки. В последние десятилетия не открыто ни одного крупного месторождения.
 
В правительстве нулевых утверждали о том, что средства, выделяемые на воспроизводство МСБ тратятся не эффективно, поэтому им должен заниматься сам частник, потому что он болеет душой за свой бизнес, чем государство. Увы, ожидания оказались иллюзорными. Частные недропользователи вкладывались только на работы, дающие быстрый доход, а на работы, на результаты которых страна должна будет жить через 15-20 лет – нет. Зато появились транснациональные корпорации, готовые выложить миллиарды за футбольные клубы.
 
Проблема до сегодняшнего дня не преодолена. Мы «сели на нефтяную иглу». Частный бизнес в геологоразведку не спешит. Государство только в последнее время стало вкладывать какие-то ресурсы. И в Якутии мы предусматриваем свои средства. Между тем, в Минприроды России подсчитали, что для того, чтобы преодолеть 10-летнее отставание воспроизводства сырьевых запасов от темпов добычи, на каждый вложенный государством рубль должно приходиться 10 рублей частных инвестиций. Только тогда к 2020 году наша геология получит от 1,6 до 2,3 триллиона рублей.
 
Нельзя забывать  и то, что развитие геологии – это высокие технологии, также как и в переработке, обрабатывающей промышленности. Поэтому то, что поставлена задача на переход экономики к интеллектуальному, технологическому укладу очень серьезный вызов государства бизнесу. Должно быть двустороннее движение. В послании прозвучало о том, что участие государства будет усиливаться. Существенные изменения произойдут в налоговой, бюджетной, финансовой политике. Сделаны конкретные поручения правительству. Это обнадеживает, что государство будет отходить от неолиберальной, монетаристкой политики к государственному планированию.  Практика показала – добиться технологического прорыва невозможно без доминирующей роли государства.
 
ХОЛОД МОЖЕТ СТАТЬ ТОВАРОМ
 
– Какой интеллектуальный продукт может выдать Якутия? Или, нам отведена роль сырьевой составляющей в структуре новой экономики? Что должно лежать в основу сбалансированного территориального развития?
 
– Наше конкурентное преимущество – это наша территория. Летом я побывал в Чокурдахе. Увидел, как научные экспедиции из разных стран занимаются изучением заповедных зон в тундре, экологией. Их интерес можно понять. Лет через 20-30 эти огромные территории будут иметь решающее значение в стабилизации климата.
 
В этом году без особого ажиотажа прошло открытие криохранилища семян растений со всего мира. Это уже говорит о том, что холод может стать специфическим товаром, который может принести доход. Далее во время моей деятельности в Госдуме, группа ученых предлагала использовать геологические особенности территории западной Якутии, на которой существуют пустоты с отрицательным давлением, которые могли бы стать мировым хранилищем и на этом зарабатывать. Они говорили, что имеется даже авторское свидетельство за открытие технологии использования таких пустот. Между прочим, первыми их использовали мы в алмазной промышленности, когда дренажные отходы карьеров сбрасывали в такие пустоты без специальной закачки, они сами засасывают.
 
Другое направление наша северная деликатесная продукция: жеребятина, рыба. Ее  нужно продвигать на мировой рынок, как другие регионы продвигают кошерную и халяльную пищу. Взять тот же тугунок, не зря же его раньше называли царской селедкой. И поскольку ресурсы небольшие, то ценообразование должно соответствовать деликатесной продукции, чем ее меньше, тем дороже.
 
А самое главное, наряду с другими существующими направлениями – развитие гранильной промышленности, можно сказать, богом нам данный вид деятельности. Для нас просто идеальный бизнес. Если его развивать с учетом всей цепочки получим по-настоящему добавленную стоимость. Пока плохо получается. Государство до сих пор так и не создало систему кредитования, такую как в Израиле, Бельгии, где существуют специальные банки, работающие с огранщиками. В свое время Штыров, будучи президентом «АЛРОСА», своим единоличным решением на три-четыре месяца авансировал сырьем якутские заводы. После его ухода все остановилось. Нет никакой стратегии развития отрасли. Федеральный центр под видом развития конкуренции только тормозит ее развитие.  То же самое касается и золотой ювелирной промышленности. Самая трудоемкая, капиталоемкая часть – это всегда добыча. Чтобы добыть всего лишь килограммы золота, тратим огромные усилия, переворачиваем тысячи тонн породы, а самый смак – золото, отдаем другим, которые добавленную стоимость присваивают себе.
 
Другой упущенный шанс – производство алмазных инструментов. Имея разработку всего технологического процесса, так и не смогли добиться стабильной поставки технических алмазов для организации такого производства. По словам ученых, могли бы завоевать весь мир.
 
КТО СОПРОТИВЛЯЕТСЯ НАШИМ ПЛАНАМ?
 
– На кого делать ставку, чтобы сказанное стало реальностью?
 
– Сейчас утверждается мнение, что технологический прорыв могут совершить вертикально-интегрированные компании, но не такие госкорпорации, которые сейчас существуют. А компании наподобие «АЛРОСА», в которой один из участников – государство, а другие могут быть как частные лица, так и компании, т.е. по типу консорциума. В «АЛРОСЕ» собственность созданная за счет прибылей компании после приватизации стала не государственной, а корпоративной собственностью. В Наблюдательном совете присутствует президент республики, с другой стороны представитель российского правительства. Они имеют свое влияние на принятие стратегических решений. Но это не решения государства, а корпорации. Вертикальная интегрированность проявляется в том, что добытые алмазы должны гранится не в Индии, Китае или где-то под Барнаулом, или в Смоленске, а в Якутии. Капитальные вложения в огранку небольшие, так же как в ювелирную промышленность, а выигрыш всегда есть. 
 
В нефтяной, газовой отрасли компании развивать у нас высокотехнологичное  производство особо не имеют желания. Это и понятно. Готовую продукцию надо вывозить, что связано с большими затратами из-за сложной транспортной схемы, следовательно потребуются дополнительные людские ресурсы, им надо платить соответствующую заработную плату. Но для собственных нужд планируемое строительство  нефтеперерабатывающего завода, объемом производства в два-три миллиона, должно быть осуществлено. Есть надежда, что с приходом «Газпрома» все-таки появится завод по сжижению газа. В советское время была программа перевода на сжиженный газ все небольшие транспортные средства – это дешевле, экономно и экологично. У меня есть подозрение, что сегодня всем нашим планам сопротивляются те, кто связан с нефтеперевозками. Если говорить в целом, все предложения о дальнейшей приватизации исходят от неолиберального крыла, которое мечтает в очередной раз завладеть госкомпаниями, банками.
 
В ГОССЛУЖБУ ИДУТ ТОЛЬКО ПАТРИОТЫ
 
– Строительство новой России потребует наличие не только мощных умов, но и управленцев. Где их найти?
 
– Как показывают исследования, в последнее время среди молодежи желающих получить образование по государственной службе увеличилось как никогда. Но вопрос в мотиве. Это результат того, что на самом деле повысился престиж, или ими движет желание в будущем, находясь на госслужбе, урвать кусочек «пирога». Не без оснований, Путин обращает внимание на укрепление авторитета власти. Последние коррупционные скандалы в глазах народа еще больше его подорвали, но вселяют надежду на очищение от нечистоплотных чиновников, пришедших после 90-х. Продажность элиты российской власти без преувеличения стала угрожать национальной безопасности. Поэтому ограничительные меры, предпринимаемые президентом абсолютно правильные.
 
С другой стороны, система рекрутирования кадров не отвечает потребностям государства. В госслужбу должны прийти лучшие из лучших. Но из-за конкретных ограничений, не отвечающей огромному объему ненормированной работы уровня заработной платы, высокой меры ответственности по-настоящему талантливые, умные руководители идут в бизнес и никогда не придут в госслужбу. Разве что только патриоты и то, после того как накопят капитал для обеспечения в будущем своих семей. К тому же нужно, чтобы при привлечении кадров руководствовались не политическими соображениями, а экономическими, искренним желанием вместе со своей командой поднять страну на новую ступень развития, тем более сочетание: талантливый менеджер плюс мощный интеллект, встречается крайне редко.
 
Надежда Неустроева

Опубликовано: 27 декабря, 2012 - 15:02
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице