18 августа 2022 года, 00:57 (UTC+9:00) t в Якутске: 8 (03:00)

На Дальнем Востоке все глобально: от планов до проблем

В последнее время усиливается внимание к интеграционным процессам в странах Азиатско-Тихоокеанского региона и перспективы эффективного включения в эти процессы не только восточных регионов, но и в целом Российской Федерации. Следовательно, надо развивать свои дальневосточные территории. В этом плане что наблюдается?
 
– Начну с того, что развитие территории, дающей стране более 62% экспортных доходов не может не волновать государственную власть. Изменение государственной политики безусловно дало свои результаты. Начала развиваться инфраструктура, приходят серьезные инвестиции, и Дальний Восток уже выглядит довольно привлекательно. Особенно после реализации программы АТЭС.
Об этом свидетельствуют и социально-экономические показатели самого крупного субъекта – Республики Саха (Якутия). По темпам роста производства, доходам бюджета, строительству жилья и социальных объектов она занимает лидирующие позиции в ДФО. Введены крупнейшие объекты, оказывающие влияние на развитие не только Якутии, но и страны. С запуском второй очереди официально введена в эксплуатацию ВСТО», построены пусковые комплексы подземных рудников на трубке «Мир» и «Айхал», производственные мощности Эльгинского месторождения по добыче угля в Южной Якутии, буквально на днях компанией «АЛРОСА–Нюрба» начата добыча на карьере «Ботуобинская».
 
– Значит, можем говорить, что есть развитие?
 
– По подсчетам специалистов, чтобы Дальний Восток вышел на среднероссийский уровень развития, он должен развиваться опережающими темпами. Если Россия должна показывать темпы развития по 6-8% в год, то Дальний Восток – 8-10%.Только в этом случае на уровне 2020 г. траектории развития могут сойтись.
Сегодня при численности жителей всего 4,4% населения России, доля производимого ВРП от совокупности валовых региональных продуктов субъектов федерации составляет 5,6%. Это значит, дальневосточники умеют трудиться, но по уровню жизни отстают на все 30%. Наши люди, работая более эффективно, живут более бедно.
 
– Что нужно для преодоления возникшей диспропорции?
 
– Нужны конкретные меры. Как верно подмечено, следует всего лишь воспринимать дальневосточные территории как развивающиеся не для абстрактных «нужд страны». Необходима разумная налоговая система, инфраструктурная политика, благоприятный инвестиционный, деловой климат. С этим пока у нас проблемы.
За последние 20 лет объемы инвестиций упали в 2,4 раза, масштабы жилищного строительства – почти на 45%, а население сократилось на 7% и продолжает сокращаться. Своих средств едва хватает на энергетику, один два инфраструктурных проекта. При этом действующие на территории крупные сырьевые компании, например, «Газпром», «Роснефть» и другие – платят налоги в Москве. Существует наглядная статистика: в Сибири и на Дальнем Востоке в качестве налогового резидента зарегистрирован один Михаил Прохоров, в Москве – 75.
 
Сегодня прозвучало о готовности государства внести изменения в налоговом, бюджетном законодательстве в пользу Дальнего Востока, скоро будет программа. От того, кто будет ее реализовывать, зависит многое, кому это по силам, кроме как не государству?
 
– Я считаю, компаниям с участием государства по типу консорциума. Если вспомнить советское время, когда экономика Якутии развивалась по ведомственно–отраслевому принципу, руководство республики, в сущности, не имело влияния на деятельность таких крупнейших предприятий, как «Якутзолото», «Якутуголь», «Якуталмаз». В то же время через административный ресурс реализовывались социально значимые проекты по развитию территорий, на которых действовали эти предприятия.
Освоение Сибири и Дальнего Востока всегда было хозяйственным, государство приходило на эти территории вслед за капиталом. По сути, это было своеобразное государственно–частное партнерство, которому были переданы некоторые государственные функции. Есть и другие исторические параллели. С 1928-го по 1945 гг. Камчатка и Чукотка представляли собой свободные экономические зоны, находившиеся под управлением акционерного общества. Иностранные предприниматели могли там свободно вести бизнес. Так что, создание новой госкорпорации по развитию восточных регионов – не какая–то новация. Можно сказать, что в ее основе лежит удачный исторический опыт, пример создания компании «АЛРОСА», который можно использовать при создании корпорации в новых исторических условиях.
В пользу корпораций говорит несовершенство действующей модели государственного управления территориями. На Дальнем Востоке значительную часть государственных функций продолжают выполнять хозяйствующие субъекты. Такая же картина сложилась, при осуществлении завоза грузов в арктические и северные районы Якутии или как принято говорить северного завоза, обеспечивающего жизнедеятельность на Крайнем Севере. Действующая сегодня контрактная система северного завоза, требует серьезной финансовой поддержки государства. Республика вынужденно исполняет эту функцию государства самостоятельно. Эти задачи были бы вполне по силам корпорации.
Другой момент в пользу корпораций – дефекты деятельности отраслевых частных корпораций. Все ориентированы только на экспорт полезных ископаемых, они экстерриториальны, но относительно жестко специализированы по отраслям. Вопросами развития территорий, демографии они не занимаются. Территории их занимают только в узкокоммерческих целях. Несмотря на то, что законодательными, исполнительными органами власти республики делается многое для государственно-частного партнерства, мы не видим от крупных компаний такой отдачи, какую до сей поры, мы получаем от «AЛPOCA».
Некоторый вклад, есть, например, в развитии инфраструктуры, но он продиктован, прежде всего, потребностью самих компаний без учета нужд местного населения. Вопросами подготовки кадров, их закрепления на местах они не занимаются. Превалирует идея вахтового освоения месторождений.
Впрочем, такая картина сложилась не только у нас, но и в других регионах. Современные частные крупные компании в основном экстерриториальны, жестко специализированы по отраслям, существуют автономно-суверенно, не обращая внимания на нужды населения. Вопросами социального развития, демографии они не занимаются. Превалирует идея вахтового освоения месторождений, которая порождает психологию временщика.
Что происходит сегодня? Административное управление территориями практически лишено хозяйственных функций. Единственное исключение – АЛРОСА. Благодаря присутствию в ней государства, правительство Республики Саха (Якутия) может повлиять на принятие стратегических решений. Муниципальные и региональные власти сверху активно стимулируются к уходу с рынка и к исключению хозяйственных функций из области их компетенции. Реальных рычагов влияния государственных структур на компании у нас нет. Это привело к тому, что крупные частные компании нацелены только на извлечение прибыли, причем быстро и без больших затрат. Если бы государство через приобретение части акций, либо собственности компаний присутствовало в них, то могло бы повлиять на принятие корпоративных стратегических решений. Это гарантировало бы, что компании будут вести социально-ответственный бизнес, вкладываться в строительство объектов социального назначения, инфраструктуры, в решении многих вопросов жизнеобеспечения населения, в том числе и в подготовку местных кадров.
В последнее время ведущие экономисты выступают за вертикально–интегрированные корпорации, занимающиеся не только вывозом сырья, но и созданием перерабатывающих, производственных отраслей для получения высокотехнологичной конечной продукции на территории, где производится добыча, выращивается сельхозпродукция. Такой комплексно–системный подход предполагает увеличение доходов в несколько раз, развитие инфраструктуры, сопутствующих предприятий малого и среднего бизнеса, создание высококвалифицированных рабочих мест, улучшение демографии. Для них стимулом должно быть создание в территориях особых экономических зон. Это возможно только при участии государства.
В Якутии мы до сих пор не можем добиться создания алмазно–бриллиантового комплекса. Если посмотреть здравым взглядом, гранильная промышленность богом данный нам вид деятельности, просто идеальный бизнес. Его развитие с учетом всей технологической цепочки: от добычи, обработки до сбыта, дало бы по–настоящему добавленную стоимость. Пока плохо получается. Государство до сих пор так и не создало систему кредитования, такую как в Израиле, Бельгии, где существуют специальные банки, работающие с огранщиками. В свое время Штыров, будучи президентом «АЛРОСА», своим единоличным решением на три–четыре месяца авансировал сырьем якутские заводы. После его ухода все остановилось. Нет никакой стратегии развития отрасли. Федеральный центр под видом развития конкуренции только тормозит ее развитие. 
 
А сам по себе рост экономической активности сможет привести к общему улучшению жизни?
 
– Перед властями остро стоит вопрос, как сохранить дальневосточные просторы, которую веками осваивали наши предки, где миграционный отток сжимает численность населения. В этом и заключается новый вызов и для государства, и для новой корпорации. Ей в первую очередь надо будет решать непростую задачу создания условий для развития человеческого потенциала.
Наши земли до сих пор остаются малопривлекательными. В разное время повышение внимания к привлечению населения обеспечивало обычно возрастание темпов экономического развития. В 60-е гг. принцип равной оплаты за равный труд здесь был фактически заменен принципом равной оплаты за равные личные затраты, куда входят, бытовые неудобства и потери, на преодоление которых требуются затраты физической и психической энергии, повышенные затраты на оздоровление. Транспортные расходы были и есть до сих пор в пять раз выше, чем в среднем по России. Эта диспропорция нивелировалась выплатой подъемных. Кроме того, обеспечивалась оплата проезда в отпуск в любую точку страны один раз в три года для всех членов семьи. Среди других денежных льгот главным был районный коэффициент – от 1,2 до 2,0 к окладу центральных регионов, в зависимости от климатических условий. В целом, до 1980-х гг. уровень жизни населения на Дальнем Востоке был существенно выше, чем в европейской части России и был главным стимулом для заселения региона. Принятие хотя бы некоторых из этих мер, могло бы стать существенной частью этой политики и облегчить ситуацию. Уже сегодня потребность кадров в регионе обеспечена только на 80%, не хватает высококвалифицированных специалистов.
На развитие систем расселения негативно влияют огромные пространства, сложные природно–климатические, транспортные и инфраструктурные факторы и условия. Решение проблемы должно быть связано не только за счёт повышения рождаемости, но и за счёт внутренней и внешней миграции. Решающими направлениями должны стать повышение уровня жизни с учетом более высокого уровня затрат на воспроизводство населения за счёт создания системы надбавок, льгот, районных коэффициентов, других стимулов. Заработная плата должна быть выше среднероссийского в 3-5 раз;
Старшее поколение помнит, в советское время выпускники, трудоустраивались по так называемому распределению. Система неплохо работала. Может вернуться к ней, законодательно установив для выпускников, получивших образование за счет государства, срок отработки на предприятиях Дальнего Востока, не менее 5 лет, или направление на работу выпускников вузов и специалистов из других регионов по срочным контрактам. Обсудить отмену в технических вузах Дальнего Востока двухуровневой системы, кроме гуманитарных вузов и федерального университета, с переводом подготовки специалистов на бюджетной основе с распределением их на гарантированные рабочие места.
Может кому-то не нравится наша назойливость, но мы не устаем повторять о восстановлении ранее установленных государственных гарантий и компенсаций, исчисление - год за 1,5 трудового стажа за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, районные коэффициенты к базовой части пенсии. Выплата пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам должна быть в размере полного заработка с учетом районного коэффициента и процентной надбавки без ограничения их максимальным размером. Стимулом будет и отмена нормы, ограничивающая продолжительность выплаты пособия по временной нетрудоспособности, по уходу за ребенком в возрасте до 7 лет. Нужно также вернуть норму о включении в трудовой стаж периода ухода матери за ребенком до 3 лет и времени учебы в вузе.
Особое внимание должно быть обращено на выработку чёткой миграционной политики. Об этом Владимир Путин подчеркнул в своем Послании, дал поручения правительству, министерству образования, миграционной службе.
 
Экологов беспокоит то, что интенсивное развитие промышленности нанесет урон по хрупкой природе Севера. Но со стороны государства вопрос замалчивается, потому что это не так важно?
 
– Экологические катастрофы случались и во времена СССР, но по причине того, что само народное хозяйство Дальнего Востока создавалось как обеспечивающее государственные, оборонные нужды, убытки и вред экологии терпелись и покрывались.
В настоящее время мы предлагаем создать концептуальную экологическую платформу Дальнего Востока и Байкальского региона. Разработка и принятие общей экологической платформы явилось бы для всех регионов Дальнего Востока и Забайкалья основным идеологическим, методологическим и стратегическим документом для разработки собственных региональных экологических нормативных правовых актов, а также основой для внесения совместных законодательных инициатив на федеральном уровне.
Все еще стоят вопросы принятия или корректировки федерального законодательства в части экологического мониторинга, государственного экологического контроля, экологического страхования, экологического контроля в отношении всех хозяйствующих субъектов на территориях Дальневосточных регионов. Нужен Экологический кодекс РФ.
Не от хорошей жизни мы давно настаиваем на передаче субъектам полномочий в области охраны окружающей среды. При строительстве нефтепровода через Лену мы добивались применения траншейного тоннельного способа, как, например, при строительстве магистрального газопровода в Южной Саксонии, проложенного из Норвегии через Северное море. Либо как под Невой – «труба в трубе», в защитном железобетонном кожухе. Такой способ обеспечивал бы четырехкратную защиту окружающей среды при аварийной ситуации. Ленской водой живет вся республика, в случае чего альтернативных вариантов водоснабжения у нас нет. Не получилось, но мы еще надеемся на разумное решение. 
 
По поручению В.В. Путина идет работа над программой развития Дальнего Востока и Забайкалья. Дополнительно предлагается принятие закона о развитии Дальнего Востока, разве программы недостаточно?
 
– Сегодня, в период глобальной неустойчивости мировой экономики, вопрос участия государства в развитии территорий особенно остро стоит. Поэтому и Вячеслав Анатольевич Штыров и Виктор Иванович Ишаев правы, настаивая на том, чтобы была принята не просто программа развития Дальнего Востока, а была утверждена в виде федерального закона.
Программу можно и задвинуть, а исполнение закона обязательно, в противном случае придется отвечать. Появление закона стимулировало бы и бизнес, повысилась бы инвестиционная привлекательность региона. Это стало бы сигналом бизнесу, что у нас намерения серьезные и, напротив, дисциплинировало бы компании. Мы же видим, что происходит сегодня. Руководители крупных компаний, меняют свои планы в зависимости от обстоятельств. Закон обязал бы строго придерживаться того, что заложено в программе, сроки исполнения. Отраслевики также будут обязаны реализовать то, что прописано в программе. Государство со своей стороны обязано будет профинансировать все проекты, поскольку средства будут уже заложены в бюджете отдельной статьей. Все направления, о которых я говорил выше, могли бы быть прописаны в этом законе.
 
Надежда НЕУСТРОЕВА.
 
Интервью в газете "Парламентская газета на Дальнем Востоке". № 335 (16), январь 2013 года. 

Опубликовано: 31 января, 2013 - 09:45
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице